История анорексии Кристи Свэдлинг.

«В детстве меня называли пышкой, и меня это ранило больше, чем люди думали. Эти слова впечатались в меня.

Когда я стала старше, я начала заниматься физическими упражнениями и бегом. Мне нравилось бегать, я наконец-то нашла себе хобби. Я была счастлива, постоянно смеялась, всех любила. Жизнь была прекрасна.

Затем пришли диеты… Цифра на весах начала все больше значить для меня. Все вокруг были худыми, и я хотела быть, как они.  Я постоянно думала об этом. Упражнения стали моим наркотиком. Я была помешана на своем отражении в зеркале.

История анорексии

История анорексии

Пищи становилось все меньше и меньше. Я стала мастером избегания приемов пищи. Вес уменьшался, энергии также становилось все меньше. Упражнений все больше, еды все меньше.

Я выглядела счастливой, но редко на самом деле бывала счастлива. Мне не нравилось, что у меня стало меньше энергии. Продолжать встречаться с друзьями давалось мне с трудом. Я постоянно думала о еде, калориях, беге. Мне постоянно было холодно.

Моя мама забеспокоилась и забрала меня из школы. Доктора задавали мне вопросы и ставили галочки. У меня было диагностировано расстройство пищевого поведения.

Я потребляла меньше 300 калорий в день. Практически морила себя голодом до смерти. Единственное, что делало меня счастливой, это что я не могла больше ущипнуть себя и оттянуть кожу нигде на своем теле.

Я была настолько недоедающей и больной. Я практически вообще не испытывала больше никаких эмоций. Кто бы мне что ни говорил, я не видела никакой проблемы, и вела постоянные споры со своим парнем и семьей.

Я потеряла друзей. Я была слабой и всегда грустной, мне постоянно было холодно. Это была не жизнь. Я почти не выходила из комнаты, за исключением утреннем пробежки, после которой я сразу возвращалась в кровать.

История анорексии

История анорексии

Я хотела, чтобы что-то изменилось, но не могла ничего сделать. Мысли об изменениях пугали меня, поэтому я оставалась в своей комфортной зоне. Я постоянно врала родителям. Я была медлительной и очень слабой. Я больше не могла бегать. Я едва могла ходить.

На мой день рождения я потеряла сознание, когда меня пытались заставить есть. Я попала в больницу. Медсестры были ленивы, и мое состояние ухудшилось. Я скучала по дому и друзьям, я плакала каждую ночь. Я похудела до опасного веса, жизнь едва брезжила во мне. Доктора мне не помогли.

Я спросила себя, почему у меня такая депрессия, почему я так слаба. Я поняла, что только я сама могу спасти себя. И спустя месяцы и месяцы, с помощью моей семьи, мой образ мысли в конце концов поменялся, и это спасло мне жизнь.

Моя мама больше не плакала во сне. Меня больше не заставляли есть, мне нравилось есть! Я ела целыми днями, пока моя жизнь постепенно не вернулась ко мне. Я поняла, что еда для того, чтобы питать свое тело, не для того, чтобы его наказывать.

Теперь я всегда была энергичной, и чувствовала себя счастливой. Я счастлива. У меня иногда бывают плохие мысли… Но я знаю, какой жизнью я наслаждаюсь больше. Этой.

Я поняла, что образ своего тела — не главное, на что стоит ориентироваться. Главное — это память, время, проведенное с любимыми людьми, приключения.

Я никогда не чувствовала себя счастливее. Я не боюсь встреч за ланчем, калорий. Я снова могу бегать. Нервная анорексия почти убила меня. Это болезнь, и только ты сама можешь спасти себя. Потому что — поверь мне — это того стоит. Не позволь анорексии разрушить свою жизнь, верни себе контроль.»